Русские начали по-настоящему: Ответ на американские кассетные бомбы оказался сильнее в 10 раз...
Спорт

Спорный репертуар: почему Гуменник не стал выступать под композицию группы Rammstein

Федерация фигурного катания на коньках России не запрещала российскому фигуристу Петру Гуменнику выступать под Rammstein. Об этом заявил исполняющий полномочия президента ФФККР Антон Сихарулидзе. Ранее спортсмен отказался представить новую короткую программу под композицию Sonne немецкой группы Rammstein и спешно вернулся к предыдущему варианту. Как рассказала его тренер Вероника Дайнеко, решение было принято после письма в Министерство спорта, где использование этой композиции называлось «непатриотичным».

Спорный репертуар: почему Гуменник не стал выступать под композицию группы Rammstein

  • Российский фигурист Пётр Гуменник
  • Gettyimages.ru
  • © SOPA Images / Contributor

Накануне в Москве завершились контрольные прокаты с участием сильнейших российских фигуристов. Но несмотря на ряд запоминающихся выступлений, самой обсуждаемой темой выходных стала ситуация вокруг Петра Гуменника, который заменил номер буквально перед прокатом.

О «проблемах» вице-чемпиона страны стало известно в субботу сразу по окончании коротких прокатов. Сам спортсмен рассказал о них в эфире Первого канала. По его словам, в нынешнем сезоне он планировал использовать композицию Sonne в короткой программе, а полномасштабно презентовать её собирался в «Мегаспорте». Но «по независящим от него причинам» не сумел сделать это.

«К моему сожалению и сожалению всей команды, была оставлена старая программа», — признался действующий чемпион Гран-при России.

Более подробно о сложившейся ситуации рассказала его наставница Вероника Дайнеко. По её словам, за день до отъезда на прокаты к ней подошла коллега Тамара Москвина и показала электронное письмо. В нём говорилось о нецелесообразности выбора репертуара немецкого коллектива и содержалась просьба «навести порядок в тех видах спорта, где используют музыкальное сопровождение».

«Смысл… был в том, что Rammstein — это непатриотично, плохо и тому подобное… Переслать это письмо мне она отказалась. Письмо было от Евгения Картушина в Минспорт (Олегу. — RT) Матыцину. В рассылке стояли адреса федераций всех зимних видов спорта. Тамара Николаевна сказала, что это дело государственной важности, а мы не можем ставить свои интересы выше государственной важности. Мало ли что мы хотим. В нашей федерации сказали, что нежелательно кататься под Rammstein, но никаких угроз, что нас накажут, не было», — написала Дайнеко в социальных сетях.

По словам специалиста, они вместе с командой пытались найти аналог Sonne, чтобы не заниматься переработкой всего номера в целом, но не сумели. Да и справиться с такой задачей за несколько дней было нереально, ведь предстояло поставить то, что нарабатывалось на протяжении последних четырёх месяцев. При этом каким-либо образом оспаривать данную рекомендацию они не считали возможным, не имея на руках даже письма.

«Я хотела снять Петра с прокатов, потому что он только начал тренироваться после болезни (раз нельзя показать новую программу, раз элементы не может делать в полную силу, что показывать-то), — у меня не получилось. Всё в кучу, разгрести кучу не смогла. Извините, мне как тренеру реально стыдно», — добавила Дайнеко.

Ожидаемо на сторону Петра встала и его мать Елена Гуменник. По её словам, они стараются не смешивать творчество и личность его автора. Ведь в этом случае можно далеко зайти.

«Кто‑то пил, кто‑то крепостных женил насильно, кто‑то был картёжником. Я думаю, что многие люди так считают. Но музыку всё‑таки пришлось поменять, чтобы не вызывать ненужных эмоций у людей, которые не поддерживают это мнение, не могут разделить личность создателя и созданный им продукт. Так что теперь, думая над новой программой, прежде всего будем внимательно изучать биографии. Хотя при очень кропотливом исследовании, боюсь, подходящий круг сузится. Но шутки в сторону, важно уважать чувства других, даже если они нам кажутся непонятными», — цитирует Гуменник «Матч ТВ».

При этом исполняющий полномочия президента Федерации фигурного катания на коньках России (ФФККР) Антон Сихарулидзе заявил ТАСС, что фигуристу не запрещали выступать под Rammstein.

«Нет, конечно», — сказал он в ответ на вопрос, запрещала ли федерация использовать музыку группы Rammstein.

В свою очередь, генеральный директор Федерации фигурного катания на коньках России Александр Коган призвал «не заниматься ерундой» в ответ на просьбу прокомментировать ситуацию. 

Пока нельзя с уверенностью сказать, почему именно Гуменнику не дали воплотить свою идею в жизнь. Ведь упомянутое Дайнеко письмо так и не было опубликовано. При этом большинство других спортсменов выступали под репертуар отнюдь не отечественных музыкантов — к ним никаких вопросов не возникло.

Если отбросить классические произведения (хотя и здесь при желании можно найти поводы для недовольства) и сосредоточиться исключительно на современном материале, то в номерах российских фигуристов преобладали композиции именно иностранных исполнителей. Взять короткие программы. Так, Алёна Косторная и Георгий Куница катали под песню Beyonce — Crazy in Love, перепетую швейцарской группой Kadebostany, Майя Хромых — Ashes Селин Дион, Аннабель Морозов и Игорь Ерёменко — попурри из песен Queen, а Андрей Мозалёв вышел на лёд под Romance от Apocalyptica — тоже метал-группы. И пусть музыка последнего коллектива преимущественно инструментальная, зато также обладает мрачной атмосферой.

Кроме того, неоднократно звучали песни не только на английском, но и на французском языке. Сразу три номера были показаны под La Boheme Шарля Азнавура, а Евгений Семененко выступил под трек канадца Бруно Пеллетье Le Clown. И это вряд ли можно считать более патриотичным, чем прокат под материал на немецком.

Возможно, для кого-то музыка Rammstein действительно может показаться слишком тяжёлой, пение их вокалиста Тиля Линдеманна — чересчур грубым. Но можно ли это считать достойным поводом для запрета? Скорее, здесь речь идёт о личных вкусах и границах дозволенного, которые у каждого человека разные. Например, в своё время Татьяне Волосожар и Максиму Транькову не помешали взять Evanescence — Bring me to life, несмотря на «перегруженный» голос Бена Муди — экс-гитариста и бэк-вокалиста Evanescence. Да и сам Гуменник ранее уже использовал другой хит немцев — Mein Herz Brennt, пусть и в показательных выступлениях.

Причина может заключаться не только в музыке. Совсем недавно вокалист Rammstein Тиль Линдеманн стал фигурантом крупного скандала, чуть было не поставившего крест на его карьере. Его подозревали в сексуальных домогательстве и понуждении, а также в изнасиловании, а наказанием могло стать лишение свободы на срок от шести месяцев до пяти лет. Но впоследствии фронтмен смог опровергнуть обвинения.

Так или иначе, случай с Гуменником не только вызвал большой резонанс, но и разделил экспертов на два лагеря. Одни посчитали логичным отказаться от композиции, другие не увидели в ней ничего плохого. Одним из таких был чемпион Европы 2009 года в танцах на льду Сергей Новицкий.

«На мой взгляд, это сейчас достаточно непростая тема для обсуждения. С одной стороны, мы, конечно, вправе допускать, что Rammstein немецкая группа с достаточно провокационным творчеством, в котором при желании можно что-то там разглядеть. Поэтому с ними и проблема. Но нельзя забывать, что именно этим они и приковывают к себе внимание. Если хорошо поработать над образом, можно сделать интересную программу. Полагаю, что те же Scorpions могли бы подойти, ведь у них не за что зацепиться, как у Rammstein. Сейчас идёт тренд на то, чтобы больше ориентироваться на отечественное творчество, как мне кажется. Но тут важно не замкнуться на самих себе и не отгородиться от всего мира. А то получится так, что под немецкую музыку мы кататься не можем, а вот ездить на их машинах — это уже другое», — заявил Новицкий RT.

Диаметрально противоположную позицию занял серебряный призёр Олимпиады 2002 года Илья Авербух. По его словам, отбраковать эту идею было необходимо ещё на стадии обсуждения.

«Как мне кажется, внутри каждого исполнителя, тренера и хореографа должен быть свой внутренний цензор. Лично мне бы такое не пришло даже в голову. Никакой тайны в выборе композиции для программы Гуменника, конечно, не было. Но когда я услышал об утверждённой песне, сразу подумал, что это неактуально на данный момент», — сказал Авербух.

Обозреватель RT Елена Вайцеховская сделала вывод, что в случае с Гуменником те, кто принимал решение, решили перестраховаться. С одной стороны, против неё не выступал никто, но взять на себя ответственность никто не решился.

«Могла ли пресечь развитие этой одиозной истории Федерация фигурного катания? Вполне. Более того, именно она и должна была это сделать. Елена Анатольевна Чайковская в своё время собаку съела на том, как обойти существовавшие в советские времена идеологические запреты, чтобы выдающаяся западная музыка появилась в отечественном фигурном катании. Тогда запретов хватало, к слову. Рок-опера Jesus Christ Superstar вообще блокировалась в зародыше — по тем же самым идеологическим причинам», — напомнила Вайцеховская.

При этом олимпийская чемпионка не уверена, что встать на защиту спортсмена могла Москвина, руководящая школой, в которой занимается сам Гуменник.

«Игорь Борисович Москвин, думаю, точно бы вписался. Но у него и отношение к музыке всегда было другим. Для Тамары Николаевны в этом плане всегда была важнее политическая составляющая — достаточно вспомнить историю с повторным награждением в Солт-Лейк-Сити. Ну а теперь, когда история вылилась в скандал, разгребать придётся долго», — заключила Вайцеховская.

Источник



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»